Кто регулирует выпуск Биткоинов

Короткий ответ — никто. Биткоин-сеть — децентрализована: ее не контролирует ни создатель, ни разработчики, ни банк, ни государство. Никто не может изменить правила, по которым она работает, начать диктовать свои условия или контролировать пользователей. Разбираемся, что делает Биткоин-сеть неподконтрольной.

Биткоин не принадлежит никому, так же как Интернет или технология, на основе которой работает электронная почта. Биткоином может пользоваться любой, кто следует правилам этой платежной системы.
Создатель Биткоина, который скрывается под псевдонимом Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto), также не регулирует сеть.

В основе платежной сети Биткоин лежит разработанный Сатоси протокол — правила, по которым шифруются и передаются данные. Все участники системы соглашаются работать по этим правилам — это похоже на общественный договор, который делает систему работоспособной. Если бы Сатоси захотел изменить протокол, ему пришлось бы также изменить ПО на компьютере каждого пользователя сети. Сделать это невозможно.

Программное обеспечение, на котором реализован протокол, в открытом доступе и любой разработчик может использовать его, например, чтобы придумать собственную реализацию биткоин-кошелька. При этом программа будет безопасна для пользователей, что предусмотрено протоколом.

Ни создатель Биткоина, ни разработчик не могут вмешиваться в транзакции или влиять на курс валюты.

Раз никто не регулирует сеть, это не значит, что биткоин-кошельки пользователей в опасности. Все операции в сети прозрачны: каждая транзакция удостоверяется «майнерами».

«Что такое майнинг на самом деле?»

Майнеры — это пользователи, которые с помощью специального ПО проверяют, есть ли на счету отправителя достаточная сумма и не отправил ли он те же самые биткоины кому-то еще. За эту работу майнеры получают биткоины — так происходит эмиссия криптовалюты.

Никто не может подделать данные, так как запись о каждой транзакции сохраняется у каждого пользователя сети (а это миллионы копий).

Правительства относятся к криптовалютам настороженно, так как не могут регулировать движение капитала, в том числе за рубеж. Основные претензии к технологии — она позволяет оплачивать нелегальные товары, отмывать деньги и финансировать террористов.

Государства не контролируют Биткоин-сеть, но могут ограничивать ее использование. Они косвенно влияют на биткоин, усложняя доступ покупателей к криптовалюте. Например, требуют от биткоин-бирж ввести идентификацию пользователей с помощью копий паспортов или других документов.

Чтобы продолжать майнить биткоины, нужны вычислительные мощности
и потребность в них растет с каждым выпущенным биткоином. Нехватка мощностей приведет к снижению скорости транзакций и росту комиссии, без которой сеть перестанет быть рентабельной. Сегодня майнеры — не одиночки за своими компьютерами, а крупные компании (майнинг-фермы). Фермы расходуют огромное количество электроэнергии, поставщики которой — государство или компании, подконтрольные правительствам. Зависимость от этих компаний — потенциальный риск для работоспособности Биткоин-сети. Со временем ее регулирование может перестать быть децентрализованным, сосредоточившись в руках государственных энергетических корпораций.

Десятого октября на совещании у президента Владимира Путина было принято решение о том, что государство законодательно должно взять под контроль выпуск криптовалют и их обращение. Несмотря на очевидное скептическое отношение ЦБ России к данному вопросу, на совещании было отмечено, что наладить обращение криптовалюты в России необходимо и при этом важно не создать лишних барьеров.

Минфин обещает, что рамочный законопроект о регулировании криптовалют будет разработан уже к концу года. Представители министерства даже поделились общими соображениями относительно основ будущего регулирования: только квалифицированные инвесторы и только на бирже смогу заключать сделки с криптовалютами. Еще один важный вопрос — регулирование самих площадок, через которые будет осуществляться обмен криптовалют и идентификация участников рынка.

Пока российское законодательство никак не регулирует оборот криптовалюты. Более того, в нем отсутствуют какие-либо нормы, определяющие ее статус. А какое-то время назад Банк России даже официально предостерег от использования «виртуальных валют», поскольку в связи с анонимным характером их выпуска и обращения лица, использующие криптовалюты, могут быть вовлечены (пусть и непреднамеренно) в противоправную деятельность. При этом предоставление услуг по обмену криптовалюты вообще может рассматриваться как потенциальная вовлеченность в деятельность по легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

Читайте также:  Как продавать Биткоины на localБиткоинs

Как криптовалюты соотносятся с существующими нормами российского права?

Для рынка криптовалюты характерна децентрализованность, и, пожалуй, это основная ее характеристика: выпуск криптовалюты возможен только в цифровом виде, и чисто теоретически любой участник сети может начать добывать (как теперь говорят, «майнить») ее в любое время. Сама же сеть распределена между ее участниками, и не существует никакого центрального органа, контролирующего эту сеть. Это означает, что законодательное определение природы криптовалюты и принципов действия этого рынка в целом должно учитывать эту особенность и, вероятно, носить рамочный характер. По этой причине на данном этапе также очень сложно будет зафиксировать или регламентировать статус участника этого рынка. Отсюда следует, что принятие объемного и детального закона в отношении криптовалюты и ее оборота может в лучшем случае существенно осложнить развитие данного рынка в России, а в худшем – просто похоронить его. Вероятно, было бы более правильным лишь обозначить некие границы, в рамках которых этот рынок может развиваться легальным путем.

Другими отличительными характеристиками криптовалюты, в частности биткоина, являются анонимность и прозрачность. Поскольку в сети хранится информация об абсолютно всех транзакциях и данная информация является открытой, любое лицо в любой момент может увидеть содержание каждого конкретного кошелька. Однако узнать, кому принадлежит тот или иной биткоин-адрес, практически невозможно: каждый пользователь сети может создавать бесконечное количество адресов без привязки к какой-либо персональной информации. На ум приходит сравнение этой модели с бесхозным прозрачным ящиком, в котором что-то лежит: все могут увидеть его содержимое, но это не дает возможности установить, кому именно оно принадлежит.

Скорее всего, пока операции с криптовалютой находятся в пределах цифрового поля, вопрос анонимности и конфиденциальности не будет создавать больших проблем и государство не захочет активно вмешиваться в эту сферу. Но это не касается процесса обмена криптовалюты на денежные средства, который будет все-таки находиться под куда более пристальным вниманием и контролем со стороны государства. В России уже существуют требования об идентификации владельцев электронных кошельков, а также ограничения и разные KYC-политики при осуществлении банковских переводов. Думаю, что для криптовалют здесь не будет каких-то исключений, и в принципе надо признать, что подобного рода требования обоснованы и представляют собой глобальную мировую практику, направленную на выполнение требований FATF (группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег).

Криптовалютные биржи проще всего регулировать по аналогии с брокерским бизнесом. Законодательство о фондовых рынках могло бы лечь в основу регулирования рынка криптовалюты.

Там, где есть термин «крипто-» с точки зрения правого регулирования, практически всегда будет появляться интерес со стороны ФСБ. Думаю, что данная сфера не будет исключением и следует ожидать, что инженерно-технические стандарты безопасности рынка криптовалюты будут регулироваться данным ведомством. Вполне возможно, что в определенных случаях соответствующая деятельность может даже подпадать под требования лицензионного законодательства. В пользу этого соображения говорит то, что разговоры о необходимости получения лицензии для криптовалютных бирж ведутся довольно активно.

Популярность криптовалют в России растет быстрыми темпами, и сегодня у бизнеса есть своего рода уникальная возможность протестировать себя в условиях «серой зоны», не урегулированной правом. В дальнейшем, если закон о криптовалютах будет принят, бизнесу придется оперативно отреагировать на регулятивные нововведения и перейти из этой «серой зоны» в рамки правового поля. Хочется верить, что этот переход будет все же носить скорее регистрационно-уведомительный характер и не будет сопряжен с какими-то серьезными сложностями или затратами.

Президент Владимир Путин во вторник, 24 октября, поручил Банку России и правительству разработать регулирование криптовалют, майнинга и ICO. Соответствующие изменения в законодательство должны быть внесены до 1 июля 2018 года, говорится в перечне поручений президента по итогам совещания по цифровым технологиям в финансовой сфере 10 октября.

Читайте также:  Биткоин что это олимп трейд

Согласно поручению, в законе будут определены такие понятия, как технология распределенных реестров (к которой относится блокчейн), цифровой аккредитив, цифровая закладная, токен, смарт-контракт и «долгожданное» понятие криптовалюты. При этом при разработке изменений в законодательство необходимо исходить из «обязательности рубля в качестве единственного законного платежного средства в Российской Федерации», говорится в поручении.

Кроме того, будут разработаны требования к организации и осуществлению добычи криптовалюты (майнинг), регистрации хозяйствующих субъектов и порядок налогообложения полученных от майнинга доходов. Также будет создана система регулирования ICO (Initial Coin Offering), то есть «публичного привлечения денежных средств и криптовалют путем размещения токенов». При этом в документе подчеркивается, что система контроля должна быть разработана по аналогии с регулированием первичного размещения ценных бумаг.

Таким образом, Россия сказала «да» указанным технологиям, вопрос в том, в какой форме будет организовано их регулирование.

В криптосообществе новость восприняли позитивно. «Мы приветствуем решение властей развивать регулирование в сфере ICO и криптовалют, а не вводить запреты», — комментирует руководитель пресс-службы Waves Platform в России Глеб Костарев. «Для криптосообщества это поручение означает в первую очередь то, что за регулирование большинства понятий и вопросов в сфере цифровых технологий в финансах взялись всерьез», — отмечает основатель блокчейна Universa Александр Бородич. Ранее споры и обсуждения самых разных вариантов шли разрозненно по отдельно взятым понятиям — криптовалюте, токенам и т.д.

Разговоры о разработке законопроекта ходили не один месяц. В августе Минфин заявлял о намерении разрешить торговать криптовалютой только на Московской бирже и допускать к торгам только квалифицированных инвесторов. Затем в начале сентября Антон Силуанов говорил, что законопроект, регулирующий криптовалюты, будет готов к концу года. В то же время глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков прогнозировал, что законопроект появится в октябре.

В этом же месяце директор департамента финансового регулирования Министерства финансов Яна Пурескина заявляла, что ведомство предлагает разрешить добывать криптовалюту только юридическим лицам и ввести регистрацию майнеров. «Мы поддерживаем предложение идентификации участников оборота цифровых валют, чтобы противодействовать отмыванию. Считаем целесообразным разрешить выпуск криптовалют только юридическим лицам, ввести регистрацию майнеров и лицензирование цифровых площадок», — заявила она.

В то же время в сентябре Банк России заявил, что считает преждевременным допуск криптовалют, а также любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами, к обращению на территории России.

Впрочем, эксперты полной либерализации криптовалют не ждут и, пока проекта закона нет, делают свои предположения. «Думаю, что криптовалюте могут дать определение цифрового актива и цифрового товара. Понятие криптовалюты как средства платежа для России неприемлемо», — считает руководитель межведомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты при Государственной думе Элина Сидоренко. По ее словам, именно такая позиция была в приоритете в рабочей группе.

По мнению сооснователя криптобанка Wirex Павла Матвеева, очевидно, что криптовалюта не приобретет статуса платежного средства, а останется цифровым активом, возможно близким к ценным бумагам. «И облагаться налогами она может в соответствии с существующей практикой налогообложения ценных бумаг», — сказал он. Заместитель министра финансов Алексей Моисеев сообщил РБК, что криптовалюты с точки зрения Гражданского кодекса должны рассматриваться как «иное имущество».

Также в законопроекте необходимо урегулировать так называемые точки контроля — это в первую очередь биржи и обменные площадки, считает Сидоренко. «Скорее всего, в начальном законопроекте основное внимание уделят биржам как профессиональным платформам. Возможно, их работу предложат выстраивать по типу торгов на валютном рынке», — говорит она.

Читайте также:  Что такое stratum Биткоин

При этом налогом, скорее всего, будут облагаться доходы с продажи криптовалюты, а также доход от колебания курса валют, считает Роман Бузько, партнер адвокатского бюро Buzko & Partners. «Сегодня валютные колебания учитываются в статьях расходов или доходов. Думаю, что-то подобное произойдет и в системе налогообложения криптовалют», — говорит он. Именно поэтому, считает юрист, регулироваться в первую очередь будут обменники и биржи, на которых совершаются операции купли-продажи валют.

Наибольших успехов в отношении государственного регулирования криптовалюты пока достигли в Японии. В этой стране биткоину и некоторым другим криптовалютам с 1 апреля 2017 года присвоен статус платежного средства наравне с иенами. В США оговорены вопросы того, как облагать налогом сделки с биткоинами и как предотвращать возможное при их посредничестве финансирование терроризма.

Непонятно пока, кому будет разрешено заниматься майнингом и как предполагается отслеживать майнеров в целях налогообложения.

Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков высказал точку зрения, что «придется формировать реестр майнеров и ими смогут быть индивидуальные предприниматели и юридические лица». Он не исключил, что майнерами могли бы выступать и физические лица при условии их включения в реестр. «Я думаю, что это [майнинг физическими лицами] трудно запретить, потому что категория самозанятых у нас велика», — сказал он. Причем здесь налогообложение должно быть «не запретительным» — тут может применяться подоходный налог 13% или другая мягкая шкала, полагает Аксаков.

С этим мнением соглашается и Элина Сидоренко. «Я не поддерживаю позицию о запрете майнинга для физических лиц. Реалии таковы, что основной пул майнеров в России составляют частные лица, которые майнят на частных фермах. Если будет введен запрет на частный майнинг, мы сделаем так, что они уйдут в тень», — говорит она.

Президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин отметил, что введение системы налогообложения и регистрации для майнеров — «это необходимая часть регуляторики этого рынка», но он считает важным сохранить отрасль интересной для инвесторов. «Например, можно ввести льготную ставку налогообложения и набор преференций для участников этого рынка. Мы работаем над идеей введения нового термина в налоговом законодательстве — «криптопредприниматель», — рассказал Припачкин.

В свою очередь, интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, чья компания Radius Group разместила оборудование для добычи криптовалют на территории бывшего завода «Москвич», считает бессмысленным введение регистрации и налогообложения компаний, занимающихся майнингом криптовалют. Введение налогообложения для майнеров, по его мнению, будет неправильным, поскольку с точки зрения технического процесса они занимаются не добычей криптовалюты, а поддержанием работы сети.

Подход к размещению

Что касается регулирования ICO, по мнению Анатолия Аксакова, размещения должны проходить на организованных площадках (например, в РТС, на Московской бирже и т.д.), к которым должны предъявляться определенные требования. «В том числе должно быть требование, что на такой площадке есть эксперты, которые отбирают проекты, и средства привлекаются не под «пустышки», — отметил он.

Если средства в рамках ICO привлекаются в криптовалютах, к ним следует допускать только квалифицированных инвесторов, «понимающих суть явлений», считает он. Если же в ICO привлекаются средства в фиатных (общепризнанных) валютах, возможно, к ним можно допускать и частных инвесторов, но ограничивать объем вложения сравнительно небольшой суммой, «чтобы не допустить, например, чтобы человек продал квартиру ради вложения в ICO».

По мнению Элины Сидоренко, вводить ограничение для участия в ICO только квалифицированным инвесторам нельзя. «ICO — это легкие инвестиции, подобные краудинвестингу. Если мы убьем это позитивное начало ICO, в нем отпадет всякий смысл», — полагает она.

Читайте далее:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector